Владимир Друк

два стихотворения

РАСШИБАЛОЧКА

“пестик-пестик, я тычинка”

памяти Нины Искренко
и Жени Михельсона

слышишь слышишь
пахнет смертью
пахнет смертью
волосами
в день погожий
слышишь слышишь
вот прохожий
пахнет смертью
труляля

мы живем посередине
в промежутке
между прочим
на трамвайной остановке
за обедом,
за экраном

в этой очереди длинной
все по блату по знакомству
вот и мы с тобой знакомы
опа-опа
труляля

здравствуй утро до свиданья
здравствуй семя молодое
получается как надо
получается всегда

где ты, Нина
где ты, Женя
где тот пестик на который
мы повесим наши мысли
наши дни и города

опа-опа едет поезд
опа-опа там кондуктор
где ты, Юра
где ты, Виктор
вы еще наверно живы
дует вектор в никуда

пахнет смертью и стихами
пахнет жареной картошкой
пахнет пивом
пахнет славой
пахнет свечкой
пахнет мамой

вот возьму и вставлю зубы
будут новенькие пломбы
вот возьму и вставлю клапан
будут новенькие тромбы

вот возьму и выйду в море
выйду в люди выпью водки
на соседней остановке
где горячая ламбада

вот возьму и вставлю пробку
вставлю в дырку
чтоб не дуло
вот возьму открою помпу
вставлю в вену чтоб качало
чтоб качало все сначала

опа-опа хрен моржовый
мы живем но не сдаемся
мы еще не стеклотара
мы еще не труляля

будет день – и будет видно
будет день – и будут деньги

будут деньги – будет слава
будет слава – будет мало

мало денег – много смысла
будет смысла – но посмертно

будет очень много смысла
будет радости навалом

будет смысл – будет осень
мы еще попылесосим

полетим широким клином
полетим сбиваясь в кучу
полетим сбиваясь в стаю

одноразовые птицы
просто так не умирают
никогда не умирают
одноразовые птицы

ДАУН-ТАУН

в состоянии веселой депрессии,
по арбату ли, по манхаттену –
вариант – допилить до пенсии,
но ей, Б-гу, хотелось не этого

эй, аленушка, слышь: па-ро-дия,
а, казалось, что выйдет песенка
управдом абдулла радионович
взял веревку – да спрыгнул с лесенки

так и падают фрукты замертво
так и пахнет сирень – шанелью
почему б нам не выпить засветло
что он умер в своей шинели?

это сумерки или всполохи?
или – снова гремят хлопушки?
мы встречаемся в центре города
в даун-тауне, возле пушкина

ты одета так,
ты одета эх
у тебя – метафора
или – чистый крэк?

дай по маленькой
на – последний вздох
то ли я – погиб,
то ли я – подох

время – свыкнуться,
деньги – слипнуться
если теплится, значит – слюбится
все ли выпито,
все ли выбито
в Южном Бруклине,
в тихих Люберцах?

…отмотавший свое Иванушка,
отмолившая все Аленушка …

да-по-кир-пи-чику,
да-по-ка-меш-ку,
да-по-дос-точ-ке,
да-по-брев-ныш-ку –

Да! – дернем!
Да! – ухнем!

сама пойдет!
хо-ро-шо пошла.

эй, браток, открывай лоток
эй, минтон, одолжи пистон
эй, бандит – отдавай кредит
господин президент – покажи дивиденд

бабки делают бабки
дедки делают бабки
бабки и их прабабки
бабки и их соседки
даже соседские детки
делают хорошие бабки!

бабки прячутся в чулане
бабки прячутся в чулок
лучше кэшем
лучше налом
лучше в банку
чем в налог
лучше в стельку
спи, милок

эта азбука похмелья
пицца-тройка в централ-парке
ты – ерема, я емеля
забирай свои манатки
все прошло и
все в порядке

турка мчится, турка скачет
или просто боевик
у него свои задачи
свой аллах и броневик

у него свои законы
в отношенье ветчины
дык – заткни его тампоном
вот такой величины

что случилось за два года
отвечай как есть, емеля
ты – наскреб на небоскреб
я на дудочку наскреб

счастья выпало кусочек
ломтик выпало бесплатно
обними меня дружочек
отвези меня обратно

там где пенсию не платят
стеклотару не сдают
даром времени не тратят
а поди же ты, живут

там где жизнь прямой наводкой
вся прошла в прямом эфире
между рюмкою и сводкой
спи спокойно! три-четыре!

ну-ка милая, да по маленькой
ну-ка старая да по крупному
надевай свой платочек аленький
потанцуем с живыми трупами

становись-ка в строй, не выпячивай
опрокидывай да закусывай
хочешь спрятаться – да не спрячешься
хочешь высунуть – да не всунешься

расстояние между западом
да крепленым калужским ямбом
измерятся только запахом
то ли серою, то ли ладаном

Нью-Йорк – Москва, 97