Александр Павлов

световых полчаса

Подборку эту Саша прислал, когда 60-й ИЖ был уже сверстан. Но и в 61-й она не уместилась. Бывает и так. Название публикации, понятно, с автором не согласовано.

…Перебрасывались недлинными записками, я благодарно радовался его не заказным, равно восторженным и глубоким откликам на стихи любимых моих поэтов.

В поэзии Саша понимал.

А вот свидеться в этой жизни так и не получилось.

И. Б.

НЕМНОГО ОКТЯБРЯ

узнавая по тонким пальцам
какого цвета её душа
от увиденного свалится
а так бы ещё сотню лет дышал
другой с сачком стрекозиным
читает в фасетках капустницы
что наперекор объявленным зимам
вот-вот на ладонь опустится
на несколько тёплых капель
продлились выступившие испарины
завял каннабис пожух анапест
аннабель где этот третий парень

* * * ‎

рыбы осенние проруби в небе ищут
капает лишнее сверху уходит в почву
я и богат тобой и по-прежнему самый нищий
дни утопают в ночи те рыбы точно

HE’S BACK FROM EDYSSEA

недонная рыба фуга
она же его токката
она же ему цикута
бах и они друг друга
за всё порвут как когда-то
иные как будто
у Мари снова жёлтая вьюга
у Ио сплошные набаты
воск мелового круга
лишние не виноваты
все его аты-баты
все её арараты
даты и целибаты
где-то иди сюда ты
пусть кругом кали-юга
завтра ржавые латы
мы немного поддаты
зато ты я и я ты
sugar babe one more sugar

РИФМА

про этот вечер было понятно всё ещё до его начала. машины ломаются, люди отскакивают друг от друга под разным соусом. прекрасная погода третьего бабьего лета – оно всегда короче первых двух. оголённые ветки клёнов как будто оглядываются на ещё одетых сухой и красивой листвой братьев и сестёр и – протыкают воздух. никаким волшебством, никаким хэллоуином невозможно добиться одной маленькой, в сущности, абсолютно незначительной в масштабах мироздания вещи. всё дело в глаголе «добиться» – это всего лишь ещё один неправильный глагол. рифму к голым пальцам деревьев, протыкающим воздух, каждый подберёт сам…

ШТОПОР

в пробке нет того места
которое можно пронзить
не поранив
так сказала усталая нищенка
возле часовни в сен-гри
аккуратно пять франков
зажав в переплёте потёртом
то ли библии
то ли паскудного покета
родом из прошлого века
черновиков ионеско
шпилей голдинга или
стигматов айги
в переводах кого-то

из прекрасно когда-то
целованных губ её
тихо сочилось вино
может кровь
может просто дыхание тени
полопалось красным
не узнать теперь
жаль что тогда не спросил
по-французски
аксанов стесняясь
я штопор искал
чтобы вылить в бокалы
и губы сухое
мерло
пока различимы акценты
на слух и на ощупь

PHANTASMA BLANCA

о. меерсон

…столько уток на озере
мёрзнет от губ манок
только и безногий по льду
им приносит крошки

правой на газ
по памяти
тормоз
левой рукой между ног
другой к плечу
охохонюшки
опять в окошке

разряжается тьма туманом
в глухой телефон
в смазке пуля замёрзла
за непродырявленные
красоты

выливается эхом небесным
звенящий телесный стон
и качается дверь ногой
подтверждая что ты

ниоткуда не уходил
никуда не придёшь
разговаривая в капсуле
со святым Михаилом

а сто уток на озере
отменили ещё один
ледяной дождь
будто со дна
вёдра всплыли
с июльским илом

НЕПРОХОДИМОСТЬ

ю. смирнову

кирасир испанский по пересу-реверте
зиппер затянул
хотите верьте хотите не верьте
ему осталось световых полчаса до смерти
на реке у брянской деревни
которой давно нет на карте

на облузганной семечками плайа де муэрте
задыхаясь от ревности ветра
и любви к нему ева дуарте
поёт как последняя женщина
вы так никогда не умейте
ни в пуэрто ни в хартуме ни в керчи ни в джакарте

такая малость эта самая божья милость
где-то образовалась
в ком-то исчезла в иных заблудилась
волны просовывают sos
в широкоформатную необратимость
гляди на нас пока частичная или полная
непроходимость
don’t kill us

стрелки догоняют песочное нечто
в аорте и колбе
на парсеки разделяются за и против
невыделанные бозоны
и так хочется ослепнуть пока в твои роговицы обе
не вселились грядущие чернозёмы
как из зоны
зёмы

но луна прибавляет беременное
жёлтым пузом
скоро и неба за ней не увидит скелет кастильский
а он ведь постился и мы постились
вы тоже будете поститься
но
если и пронесёт то то ли тот спасёт
то ли поможет лузеру луза
риски
такие близкие
риски

* * * ‎

покатые как дюны и бёдра
дни из стаккато и вёдра
покроются тонким летающим слоем
рой за роем
так и ты тающий на лопатке
гладкой как те ещё до которых
падкий
снег не дотрагивался
в прошлом веке
лишь ресницы и веки
обращаешь в воду
лишнюю в твоём человеке

* * * ‎

в памяти кусок из грегори корсо
почему-то на языке оригинала
пожилая луна в тарелке с шулюмом
пахнет по-особому свежей кровью
триста четырнадцатый сон вер-иванны
выпал из диктанта каникулами с бронхитом
да эфир раздавленный хрипами над пустыней
мечется между тапками левым её и правым
желтизна в зените в обратную сторону света
утренние мурашки стекают по лобовому
шпажкой канапе проткнуто толстое время
пара десятков знаков
без пробелов
страница
девять

* * * ‎

в день народного единства
чеченец чинил мне машину
дагестанец грузил горох
казачка поила коровьим молоком
грек угощал своим сыром
армяне стирали ковёр просто так
мулатка тропически строила глазки
узбек поделился пловом
карачаевцы звали на хаш и шулюм
джин мой выпили два осетина
и кто-то лампадку зажёг у иконы
которой молюсь
чтобы не было войн

СУГГЕСТИВНОЕ

евг. коновалову

la crima pupura
рифмуется с кончилось пиво
военный бинокль из окна моего
удаляет увиденное в твоих окнах
мне кажется криво
наклеен штрих-код на бутылке игривой
разлитой тридцатого марта
тридцатого, марта!
в валенсии, марта…
когда чуть не сдох нах
какая ты дура какое ты чудо
отсюда взлетать так удобно
что видимо буду
по бжижке туману по насту и льду
непременно
ища на коробке седьмую всему передачу
я помню как тот император
присел на полено
купив в ипотеку дотла допылавшую дачу
болело колено
горели неглинка с ильинкой
жизнь чаще всего превращается в сдачу
в аренду франшизу ленд-лиз невесёлой картинкой
в кювет
но бывает иначе
я лён просыпаю сквозь пальцы
он масляный сорный
в ушах silver rain
и охрипше сиплю возле стинга
бинокль разобью
будет домик на чёрном
на красном
на жёлтом
на синем
на мёртвом
на белом хотя бы
заела пластинка
глотают туман баобабы

125

на поле неизвестных величин
есть воля тех кто в них не различим
бугры повсюду сложатся в халву
да зря ты махом вырубил айву
а может две а может и не две
кто знает сколько пряталось в айве
поэтому пока небольно спать
в сквозняк и радиал 125
не поворачивай все реки вспять
и плодоносы не руби опять
поскольку не от всяких дурачин
на поле этом всходы на чин-чин