Велвл Чернин

«И опять на две тысячи лет…»

Публикуемые тексты Ури-Цви Гринберга (в оригинале – Ди лэгэндэ фунэм hойвэ и Ин тол фун гэвэйн; поэт определял их жанр как «стихи в прозе») были напечатаны на страницах львовской газеты «Тогблат» в октябре 1918 года, с разрывом всего в неделю. Их появление совпало с провозглашением во Львове Западно-Украинской народной республики и началом Польско-украинской войны. На фоне распада Австро-Венгрии и возрождения национальных государств поэт упрекает свой народ в неготовности бороться за собственную свободу.

Стихи эти автор не включил ни в один из прижизненных сборников. Мотив Мессии, который пришел, но был отвергнут, получил развитие в одном из самых известных стихотворений поэта «Расскажу лишь ребенку» (Бе-озней елед асапэр), написанном уже на иврите в Эрец-Исраэль двенадцатью годами позднее, когда Гринберг полностью разочаровался в вождях ишува, проводивших недостойную соглашательскую политику, в частности во время трагических событий 1929 года. В финале этого стихотворения, так же, как и в финале «В долине плача», приход Мессии откладывается еще на две тысячи лет именно по вине евреев. В «Легенде наших дней» Мессия убеждается в отсутствии «живого народа». Быть «живым народом», с точки зрения Гринберга, – значит активно действовать во имя возвращения народа в страну и возвращения страны народу. 

Сюжет текстов 1918 года стал предвестником еще более горькой истории, рассказанной им в 1930-м: Если в сердце Мессии вонзили бы нож, / он бы их разметал / и к вершине прорвался б даже с ножом этим в сердце. / Но они победили, зарезав Мессию презрительным смехом, / торгаши…  И Мессия возвращается в ту же бездну, туда, где еврейская кровь / и еврейский позор…[1]

Развитие темы, впервые появляющейся в двух ранних произведениях Гринберга, не исчерпывается стихотворением «Расскажу лишь ребенку». Сионистское мессианство, представляющее собой персонификацию высокого, жертвенного служения идее Возвращения в Сион и ее противостоянию приземленным, чтобы не сказать корыстным интересам конкретных евреев, в том числе облеченных политической властью и увенчанным званиями «вождей народа», является одним из лейтмотивов поэзии Ури-Цви Гринберга 30-х годов – как на иврите, так и на идише. В концентрированном виде эта идея выражается в следующей строке из стихотворения «Огненный щит Давида» (А могн-довид фун файер), которое было напечатано 28 апреля 1933 года в варшавской газете «Ди велт»:

 

Народ, принюхайся к этим вождям, разве это запах Мессии?[2]

  1. Перевод Игоря Бяльского. «ИЖ» № 49.

  2. Перевод мой (В. Ч.).