Злата Зарецкая

Виктория ЛЕВИТИНА. «Русский театр и евреи» [тт. 1, 2]. – «БИБЛИОТЕКА АЛИЯ», Иерусалим, 1988; «И евреи – моя кровь». – Москва, «ЦДЛ», 1991; «Еврейский вопрос и советский театр». – Иерусалим, «ЦУР ОТ», 2001.

Время собирать камни. Трилогия В. Левитиной – факт не только научного мужества автора, но явление нашего «проснувшегося времени».

Десятки восстановленных из небытия имен драматургов, театральных критиков, актеров, тех, кто создавал историю еврейской духовности, и тех, кто ее благополучно уничтожал…

Снисходительные попытки российских сочинителей коснуться образа еврея в первой книге «Русский театр и евреи». Видение своего пути самими евреями во второй «И евреи – моя кровь». И, наконец, последняя работа – «Еврейский вопрос и советский театр».

Ценность трилогии – в организации материала, долгое время находившегося на периферии общественного сознания и недоступного для широкого читателя. От Андреева и Розанова до Солженицына и Войновича – уважения заслуживает уже сам широкий диапазон исследований.

Для читателя последней книги особый интерес представят страницы, посвященные пьесам «Улица радости» Н. Зархи, «Ахер» В. Волькенштейна, «Чудак» В. Афиногенова, «Рельсы гудят» В. Киршона, «Смерть Занда» Ю. Олеши, «Испытай себя любовью» Н. Мирошниченко…

При всем своем академизме, книга обращена к нашим чувствам. Вот один из примеров спасенной автором из небытия «еврейской» пьесы Р. Самулявичуса «Мост в далекую ночь»:

«По внезапной прихоти немец обещает жизнь тому, кто сыграет его любимую песнь. …Исполнение каприза тюремщика – шанс на спасение. …Из каких сокровенных тайников выплескивается гордый отказ? В этом непокорстве – противостояние насилию, в неподчинении – достоинство, независимость, последняя возможность сохранить себя как личность…»

Эти строки – о писателе, обладающем самым главным – «совестью художника», – и о самой В. Левитиной. Двадцатипятилетняя история создания трилогии, ставшей делом ее жизни – тому свидетельство.

«Замысел первой книги возник в конце 70-х г.г. случайно, – рассказывает Виктория. – Мне попалась пьеса Чирикова «Евреи». Она была сыграна в начале века в театре Орленева в 1905-7 гг. Потом пьеса имела огромный успех в Германии и Америке. Меня заинтересовало – почему? Что это за пьеса, которая перевернула тогда весь культурный мир? Она об исканиях еврейского духа, об идеях ассимиляции и палестинофильства. В конце пьесы – сцена погрома, когда убивают всех, независимо от идей… Я окунулась в историю и дошла до Михаила Романова, когда впервые в русском театре возникла библейская – еврейская тема, и уже не могла оторваться. Я не могла уехать в Израиль, не написав ее. …Человек важен тем, что от него останется».

Книги театроведа Левитиной – свидетельство состоявшейся человеческой судьбы. Мы всматриваемся в судьбы драматургов – дозволенных и запрещенных, живых и расстрелянных, в лица и судьбы, сохраненные автором для нашей общей истории.